Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Проекты о политическом устройстве Приморья под японским протекторатом (на примере переписки промышленника С.Д. Меркулова).
 
Во время Гражданской войны многие представители белого движения были склонны доверить судьбу Приморья японцам, а не другим странам Антанты. Приведем выдержки из личного письма сибирского промышленника С.Д. Меркулова своему компаньону от 15 марта 1919г.: 'Перейду теперь к нашим 'политическим, государственным и общественным делам'. Что пережила Россия, Вы себе представить даже не можете. Много пережил и русский Дальний Восток. Теперь мы живем под защитой японцев. Если бы не было этих наших благодетелей, то большевики при поддержке американских войск не оставили бы живым никого. Не пошел бы убивать даже русских большевиков, как несчастных, сбитых с толку, но против наглых американцев-варваров, мнящих культурными людьми только потому, что они франты и могут много проживать денег, пошел бы с удовольствием.
Все мы удивляемся, как хватает у Японии терпения не проучить этот народ. Ведь воины они - ниже критики. Все мы уверены, что если японцы за них возьмутся, то при невозможности вмешательства других народов они с ними покончат в несколько месяцев. Поверьте, Иеремия Григорьевич, что таковое здесь общее отношение к американцам. Исключение составляют проститутки, щедро оплачиваемые американцами, и то стали негодовать на них, ибо американцы всех их заразили, и крайние социалисты, большевики и наиболее непримиримые к христианству евреи. Они лишь видят в американцах друзей. Заправляют американцами здесь евреи-переводчики, бывшие русские дезертиры, эмигранты, уголовные преступники и тому подобные элементы.
Совсем другое происходит у нас по отношению к незначительным, даже мизерным отрядам англичан, французов, итальянцев, канадцев и в особенности японцев. Все они прекрасные люди - приличные, вежливые. В особенности произошло по отношению к японцам чудо. Встретили американцев с радостью, а японцев с недружелюбием и ненавистью. А теперь что случилось? Американцев не переносят, японцы же пользуются всеобщим уважением и доверием. Им повсюду население подносит адреса, а крестьяне делают приговоры. Причины - удивительная корректность, честность и самопожертвование японцев. Они одни жертвуют собой, охраняя русское население от расплодившихся разбойничьих шаек, размножение и рост которых по неизвестным соображениям американцы поощряют. Японцев ненавидят только большевики. Остальное же население по отношению к ним совершенно переродилось. Мы никогда даже не предполагали, что японцы могут быть столь корректны. Например, ни один японец не захватит ничего насилием у русского. Никто из них при нарушении интересов русских не пользуется у них защитой своего начальства. Да и случаи чрезвычайно редки.
Если японцы попадут далее в Сибирь и Европейскую Россию, то через несколько времени приобретут всеобщую любовь русского населения, и если Россия при помощи Божьей со временем воспрянет, то русский народ будет самым верным и преданным другом Японии. Да, японцы оказались поразительно благородным народом. Уж как я их не любил, сколько я работал против них и выступал в своих книгах. А теперь стыдно всего этого и хотелось бы все это уничтожить. Русское население здесь теперь смотрит так: если России суждено возродиться, то она может возродиться лишь при помощи искренней Японии, то уж лучше пусть господствует в Приморье Япония, чем Великая Жидовия, как у нас начинают называть Америку ввиду обилия в рядах ее военных отрядов наглых и распущенных евреев'.
Письмо С.Д. Меркулова служит ярким примером тенденциозности политического сознания. Опровергая приведенное в письме мнение крупного промышленника С.Д. Меркулова, всеми действиями в период интервенции японские оккупанты подчеркивали свое превосходство и пренебрежительно относились ко всему русскому. Захватив корабли Амурской флотилии, они свалили в кучу все штабные и судовые документы и сожгли их под видом негодного мусора. Японцы сожгли также прекрасную библиотеку Морского собрания, насчитывавшую несколько тысяч экземпляров книг, среди которых имелось много библиографических редкостей. Такая же участь постигла все судовые библиотеки.
Мы подробно остановились на письме С.Д. Меркулова, т.к. оно полностью раскрывает картину интервенции на Дальнем Востоке. Япония была главным участником вторжения среди стран Антанты и смотрела на Приморье как на свою будущую колонию. Естественно, в таких условиях одной из главных необходимостей стало создание марионеточного правительства, и лидеры белого движения как нельзя лучше подходили для этой роли. К сожалению, С.Д. Меркулов был одним из таких представителей 'пятой колонны', что в полной мере объясняет его восторги миролюбием японских войск, осуществивших, кстати, целый ряд жестоких зверств в период интервенции. Надо признать, что Япония, вероятно, позволила бы сохранить будущему правительству номинальные сухопутные, военно-морские, и речные силы, т.е. Сибирскую и Амурскую флотилии, но под присмотром собственных военных советников. Многое из возможной судьбы Приморья под японским протекторатом, так привлекавшим С.Д. Меркулова, было осуществлено позднее японцами при создании Маньчжоу-Го в 1931г.
 
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Сайт творчества Виктора Пелевина RETRANSLATOR - информационный портал - интернет-каталог - RSS каталог
 


Деятельность агентства недвижимости Москва | В нашем магазине в большом ассортименте представлены запчасти Pajero | Установка и производство стальных дверей