Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОВЕТСКО-ЯПОНСКИЕ ПЕРЕГОВОРЫ О ВОЗВРАТЕ СУДОВ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО БАССЕЙНА.
 
Еще в 1922г. Морской штаб Республики в своем докладе подчеркнул огромные материальные убытки морского ведомства в период японской интервенции.
Судьба уведенных заграницу судов постоянно интересовала советское правительство. В апреле 1923г. его внимание привлекли суда, захваченные во время войны 1914 - 1918гг., что нашло отражение в специальном циркуляре наркома иностранных дел СССР с объявлением списка судов Балтийского, Белого морей и Тихого океана, принадлежавших России и взятых в качестве призов иностранными государствами.
Вскоре пришла очередь кораблей, захваченных интервентами и белогвардейцами. С октября 1922г. по май 1923г. в Москве согласно архивным документам наркоматом иностранных дел был составлен 'Список судов Сибирской флотилии, Добровольного флота, Торгового порта, захваченных иностранцами и уведенных белыми за границу' - канонерская лодка 'Маньчжур', посыльные суда 'Батарея', 'Улисс', 'Патрокл', 'Диомид', транспорт 'Магнит', лидер 'Илья Муромец', ледокол 'Байкал', буксирный пароход 'Свирь', гидрографическое судно 'Охотск', тральщики 'Аякс', 'Парис', катера 'Фарватер', 'Страж', 'Павел У', 'Надежный', 'Ретвизан', 'Резвый', 'Работник', пароходы 'Взрыватель' и 'Чифу', который передали командующему МСДВ. Вскоре в списки добавили пароход 'Монгугай', о чем сообщили начальнику штаба Морских сил Дальнего Востока 24 мая 1923г. После этого все суда дальневосточного бассейна были опубликованы в специальном циркуляре народного комиссариата иностранных дел, и за них началась дипломатическая борьба.
Вообще переговоры о возвращении советских судов проходили сложно. Вот что писал полпред СССР в Китае японскому послу Иосидзаве: 'Когда так называемое владивостокское правительство было ликвидировано, 4 судна, принадлежавшие Российскому государству и Российскому Добровольному флоту, были среди прочих незаконно уведены белогвардейцами в Шанхай. Ввиду попыток последних продать эти суда враждебной стороне советское правительство неоднократно утверждало свои права и заявляло, что оно не будет признавать каких-либо претензий третьей стороны, которая могла бы обманным путем заключить сделку с лицами, захватившими эти суда, на владение которыми они не имеют и не могут иметь какого бы то ни было права.
Тем не менее, белогвардейцам удалось увести из Шанхая два из четырех судов, о которых идет речь, и на некоторое время все следы этих судов были потеряны. Однако в настоящее время посольство Союза Советских Социалистических Республик получило точную информацию о том, что одно из этих судов 'Защитник', в свое время служившее минным тральщиком во владивостокском военном порту, находится в настоящее время в Дату Бар под японским флагом. Хотя судно перекрашено и переименовано в 'Тайто-Мару', его происхождение не вызывает сомнения'.
12 июля 1923г. начальник штаба морских сил Республики направил И.К. Кожанову телеграмму следующего содержания: 'Для мирной конференции с Японией необходимо собрать материал по убыткам, понесенным Моркомом на Дальнем Востоке вследствие всей интервенции Японии за весь период гражданской войны, с точной документировкой их, убытки должны быть подсчитаны и расценены в золоте и разбиты по 2 отделениям:
1) убытки, непосредственно понесенные от действия Японии.
2) убытки, понесенные от белогвардейских правителей и банд, каждого в отдельном при содействии Японии, сведения должны быть составлены в историческом порядке до Старка и Беззуара включительно, и иметь неопровержимые и точные доказательства участия Японии. К работам приступить немедленно, не дожидаясь высылаемых инструкций. Срок предоставления сведений в Морштабресп. 10 августа'.
Начавшиеся переговоры проходили в напряженной обстановке при полном нежелании японской стороны возвратить суда. Уже 21 августа 1923г. И.К. Кожанов докладывал помощнику по морским делам Главнокомандующего Всеми Силами Республики: 'Доношу, что по сообщению уполномоченного НКИД во Владивостоке, согласно заявления японского консула во Владивостоке, суда адмирала Беззуара, ушедшие из Гонконга по направлению к Китаю, возвращены не будут'.
В сентябре 1923г. начала работу специальная комиссия Морского Штаба Республики по исчислению убытков, понесенных морскими силами вследствие интервенции Японии на Дальнем Востоке, которая активно сотрудничала с командованием Морских сил Дальнего Востока. Затем подобная комиссия была организована с целью предоставления претензий к американца за ущерб во время интервенции в дальневосточном регионе.
В результате дипломатической деятельности И.К. Кожанова и командования МСДВ в конце 1925г. японцы, в связи с нормализацией советско-японских отношений, вернули Амурской флотилии ряд судов уведенных ими в 1920г. на остров Сахалин. В Осиповский затон вошли башенная лодка 'Шквал', канонерские лодки 'Бурят', 'Монгол', и 'Вотяк', бронекатер 'Копьё', катер '? 1', пароходы 'Хилок', 'Сильный' и пять барж. Прием кораблей от японцев осуществила группа командиров МСДВ и Амурской флотилии во главе с К.И. Престиным, а сторожевой корабль 'Красный вымпел' отбуксировал их в Николаевск-на-Амуре. Кстати, после расформирования МСДВ дипломатические таланты И.К. Кожанова, проявленные им в ходе переговоров по возвращению захваченных судов, были использованы на должности военно-морского атташе в Японии. В результате возвращения кораблей Амурская флотилия стала самой сильной частью Морских сил Дальнего Востока, чего нельзя сказать о Владивостокском отряде представлявшем собой непосредственно военно-морские силы.

 
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Сайт творчества Виктора Пелевина RETRANSLATOR - информационный портал - интернет-каталог - RSS каталог
 


Деятельность агентства недвижимости Москва | В нашем магазине в большом ассортименте представлены запчасти Pajero | Установка и производство стальных дверей